«Надежды» больше нет. Оптимизация продолжается…

%25D0%2591%25D0%25B5%25D0%25B7+%25D0%25B8%25D0%25BC%25D0%25B5%25D0%25BD%25D0%25B8 3 «Надежды» больше нет. Оптимизация продолжается…

 «Оптимизация» учебных заведений в Донецкой области быстро стала популярной темой. Как водится, тут же обросла неверными интерпретациями и ложными толкованиями. Оппозиционные депутаты из правого лагеря и Мировой конгресс украинцев расценили действия власти как гуманитарную диверсию, осуществляемую путем закрытия украиноязычных школ.
Дискуссия по этому поводу быстро скатилась до уровня традиционной перебранки на тему роли русского и украинского языков в жизни страны. Ораторы обменивались давно заготовленными шпильками, выкладывали на стол давно навязшие в зубах аргументы… а школьники, их родители и учителя остались наедине со своими проблемами.
Продолжается противостояние вокруг 44-й школы в Макеевке. Инициативная группа родителей на днях написала открытое письмо к Виктору Януковичу, в котором доказывала, что достроить школьную котельную — это лучше, чем вынуждать детей ежедневно преодолевать расстояние в два километра. И есть в этом мощный резон — два километра по макеевским окраинам и взрослый-то не всякий осмелится пройти…
В Донецке пытаются спасти от позорного выселения 2-ю школу, расположенную в самом центре — напротив областной библиотеки. Гуляют самые фантастические слухи и предположения. Здесь же родителям и примкнувшим к ним учителям удалось отстоять 136-ю школу.
…Тем временем в других городах «процесс пошел». В Горловке решением сессии городского совета закрыт детский дом с неуместным теперь названием «Надежда». Аргументы власти — низкая наполняемость и необходимость экономить бюджет. «На протяжении последних трех лет значительно уменьшилось и продолжает уменьшаться количество воспитанников из числа детей-сирот и детей, лишенных родительской опеки… Учитывая, что в Донецкой области функционируют четыре интернатных специализированных учреждения, городской совет решил: ликвидировать детский дом», — таков вердикт местной власти.
За школьников заступались родители. За сирот заступиться некому.
«Первые разговоры о том, что нас могут закрыть, начались еще летом прошлого года. Позже, где-то в начале сентября, мэр пообещал, что нас закрывать не будут, а объединят с другим приютом. Но уже в феврале этого года ситуация опять изменилась, и нас, по сути, поставили перед фактом», — рассказал корреспонденту ZN.UA заместитель директора детдома Андрей Девятков.
Детский дом рассчитан на 100 воспитанников. Сейчас здесь учатся 56 детей, и в документах, представленных горсовету, прогнозировалось сокращение этого числа вдвое к следующему учебному году. Правда, сотрудники самого детдома упрекают чиновников от образования в манипуляциях со статистикой: к выпускникам причислили и девятиклассников, многие из которых собирались заканчивать здесь десятый и одиннадцатый классы. Вместо этого не желающие переезжать в областной интернат воспитанники «Надежды» готовятся поступать в горловские техникумы.
На вопрос, интересовались ли мнением самих воспитанников перед закрытием детдома, Андрей Девятков ответил: «Да нет, не тот случай…». Он добавил, что бунтовать, однако, сотрудники и их подопечные скорее всего не будут. «Сказать, что мы это решение безропотно приняли — нельзя. Но утверждать, что последуют какие-то революционные действия, я не могу. Сейчас коллектив задает мне вопросы… а сказать нечего», — отметил замдиректора ликвидированного учреждения.
В вопросах, которые коллектив задает своему руководству, скрыто глубокое недоумение по поводу происходящего. Закрытый детдом всегда был «визитной карточкой» социальной инфраструктуры Горловки. Именно сюда направлял свои пожертвования на благотворительность олигарх местного значения Николай Янковский (концерн «Стирол»). Перед принятием решения о ликвидации детдома в здании, где находится учреждение, сделали солидный ремонт — перекрыли крышу и заменили системы отопления… Все это рождает вполне понятные домыслы по поводу истинных причин закрытия «Надежды».
Мэр Горловки Евгений Клеп эти домыслы опровергает. По его словам, в здание бывшего детдома переселят несколько других социальных учреждений. «Мы, например, переведем сюда центр туризма и окружающей среды. Сейчас они находятся в здании детского садика, и с их уходом оттуда будет дополнительно создано 75 мест для дошкольников. Еще два этажа отдадим детскому приюту, который после реформы будет называться центром социальной реабилитации», — рассказал городской голова корреспонденту ZN.UA.
Градоначальник утверждает, что закрытие детдома было необходимостью, и заверяет, что горсовет сделал все возможное, чтобы это произошло максимально безболезненно. «С каждым членом трудового коллектива проведены переговоры, и все будут трудоустроены. Кроме того, я распорядился выделить транспорт, чтобы наши воспитанники, переведенные в областные интернаты, могли в выходные дни посещать Горловку — у некоторых здесь есть родственники. Или наоборот — отвозить к детям тех, кто хочет их навестить», — сообщил Евгений Клеп.
Руководители детдома и городские власти сходятся в одном — дружно кивают на областное управление образования, откуда пришло указание сократить детдом. По их словам, соответствующая рекомендация, которую никак невозможно было проигнорировать, прозвучала на коллегии областного управления образования.
Однако еще раньше Донецкая областная администрация решительно отмежевалась от «оптимизации» бюджетных учреждений. После того как 3 февраля пресс-служба ОГА сообщила, что в области по поручению губернатора Анатолия Близнюка разработана «Региональная дорожная карта по оптимизации», редакция ZN.UA направила официальный запрос. Мы просили предоставить этот документ и намеревались ознакомить с ним общественность. Хотя бы для того, чтобы люди не пользовались непроверенными слухами, а получили точные сведения о судьбе тех учебных заведений, где учатся их дети.
Но областная администрация ответила, что… никакой дорожной карты у них нет! Мол, решения о ликвидации каких-либо бюджетных учреждений принимают исключительно органы местного самоуправления. «Городами и районами области изучено состояние функционирования учреждений бюджетной сферы… и рассмотрен вопрос о возможности осуществления мероприятий по оптимизации их сети с учетом имеющихся финансовых ресурсов… сводной информации из городов и районов отдельным документом облгосадминистрации не утверждалось», — говорится в письме Донецкой ОГА.
Министр образования Дмитрий Табачник заявил, что необходимо закрыть 10% школ. Однако, учитывая изложенные выше бюрократические моменты, следует задать вопрос: а кто будет определять, какие именно? Если, как утверждают донецкие чиновники, решать эти вопросы должны только местные власти, это говорит об одном — об отсутствии централизованного управления процессом. А неуправляемый процесс — это стихия. По мнению тех, кто уже попадал под прицел «оптимизаторов», — не просто стихия, а стихийное бедствие.
К тому же официальная статистика говорит, что стихия эта не имеет внятных мотивов. «С 2002 по 2008 год включительно мы наблюдали в области рост рождаемости. Соответственно с каждым годом у нас будет увеличиваться количество первоклассников. Уже в нынешнем учебном году (2010—2011) в первый раз за парты село на 1 200 детей больше, чем в прошлом», — объясняет аналитический обозреватель главного управления статистики Донецкой области Лариса Гонтарь.
Затеянная властью «оптимизация» была бы не так плоха, если бы представляла собой процесс организованный, спланированный, с некоей стратегической перспективой. Если бы «вожди» внятно и четко разъяснили, от чего, а главное — ради чего и почему мы отказываемся. Конечно, и в этом случае были бы недовольные. Были бы стремящиеся возглавить протест и нажить на этом имиджевые дивиденды политические и общественные деятели. Были бы скандалы и шумиха в прессе. Все это есть и сейчас.
Но действующая власть к этому готова и заранее берет на себя ответственность за «непопулярные реформы». Одна проблема — ответственность берет, а реформ не проводит. Заменяет их бессмысленными метаниями и пустыми препирательствами.
Создается впечатление, что закрытие школ и других социальных учреждений — не что иное, как постоянная проверка на прочность. Страдают не те, кого при грамотном подходе, может, и следовало бы сократить ради блага остальных. Страдают те, кто не может или боится за себя постоять.
Дети-сироты из Горловки не боятся… но и не могут. В других намеченных к «оптимизации» заведениях учителя и родители школьников — могут, но боятся.
Те, кто могут и не боятся, выходят на акции протеста и апеллируют к общественности. Они заслуживают восхищения. Они защищают своих детей от бестолковости властителей и тупой исполнительности бюрократов. Учатся думать самостоятельно, разуверившись в способности избранных ими управленцев мыслить и планировать.
Возможно, эти «инициативные группы» — первые робкие побеги гражданского общества. Возможно, после первых успехов и первых неудач останутся в арсенале рядовых граждан действенные способы поправить тех, кто присвоил себе право решать, но решать не научился.
Евгений Шибалов
Загружается, подождите...

Архивы

Ноябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930