Налоговый кодекс: июньская вспашка

Без имени 11 Налоговый кодекс: июньская вспашкаМиф о команде профессионалов, проводящих экономические реформы, был разрушен Налоговым кодексом. Этот документ, которым так гордились «реформаторы», за полтора года своего существования претерпел такое количество изменений, которое не оставляет сомнений в «качестве» первичного правительственного нормотворчества. Два десятка законов уже внесли в кодекс сотни поправок.

Конечно, исправлять ошибки и совершенствовать действующее законодательство можно и нужно. Однако следует отдавать себе отчет в том, что за каждой ошибкой и несовершенством закона стоят тысячи налоговых конфликтов, миллионы гривен финансовых санкций и сотни разоренных предприятий. Все это вызвано низкосортным законотворчеством.

Июньские правки Налогового кодекса широкомасштабны — полсотни страниц убористого нормативного текста. Многие положения продолжают зачистку прежних неряшливостей законодателя, многие регулируют ранее неурегулированные моменты, многие вводят новые налоговые нормы. Как водится, вместе с исправлением старых ошибок появляются новые проблемы. Поэтому налогоплательщики не только избавятся от давних неприятностей, но и столкнутся с очередными непонятками. Мы обращаем внимание читателей на несколько знаковых июньских налоговых новаций.

1. НДС-регистрация

Устранены ограничения на добровольную регистрацию плательщиками НДС. В принципе, такой косвенный налог, как НДС, должен быть тотальным, и только в качестве исключения мелкий бизнес получает право не платить НДС. Это объясняется тривиальными проблемами дороговизны налогового администрирования.

Исходя из этого, добровольная регистрация НДС — явление вполне нормальное. Те, на кого не распространяется обязательность НДС-регистрации, могут добровольно взять на себя эту ношу, если того требуют интересы их бизнеса. По идее, такая добровольность должна всемерно поощряться государством, ибо она расширяет сферу косвенного обложения.

Но в прошлом году Украина превратилась в театр НДС-абсурда. Стремясь хоть как-то совладать со стремительным наращиванием внутреннего госдолга, возникающего из-за невозмещения НДС, органы госналогслужбы пошли по пути массовой ликвидации самих НДС-плательщиков.

Беспроблемно зарегистрироваться в качестве плательщика НДС стало практически нереально. А те плательщики НДС, которые ранее получили этот статус, подвергались жесточайшим репрессиям в случае возникновения госзадолженности перед ними. Под любыми мыслимыми (а порой, и немыслимыми) поводами у предприятий отнимали свидетельства плательщиков НДС.

Эта анекдотическая ситуация не могла продолжаться долго, ибо просто противоречила сути самого налога. В таких условиях НДС переставал быть собственно налогом на добавленную стоимость.

И вот, наконец, законодатель дозрел до осознания проблемы и пошел на устранение препятствий для добровольной НДС-регистрации. Такой шаг, безусловно, является прогрессивным. Впрочем, среди практиков он пока воспринимается скорее скептически. Недоверие к налоговой госполитике среди полевых бизнес-командиров сейчас крайне велико. Все замерли в ожидании реакции налоговиков на такой нежданный налоговый либерализм. Смогут ли они отказаться от дурных привычек, приобретенных после вступления в силу Налогового кодекса?

2. Налог на недвижимость

Дата вступления в силу статьи 265 Налогового кодекса перенесена с 1 июля текущего года на 1 января 2013 года. Эта статья кодекса регламентирует порядок взимания налога на недвижимое имущество, отличное от земельного участка.

Жилая недвижимость будет обходиться без налогообложения еще полгода. В связи с этим интересна судьба налога на роскошь, принятие которого громко инициировано околоправительственными кругами. Будут ли пересекаться эти налоги в будущем или один из них поглотит другой — пока не ясно.

Реальными мотивами отсрочки налогообложения недвижимости могут быть как социальные, так и сугубо административные. Затевать перед выборами очередную фискальную обдираловку — дело неблагодарное. Поэтому социальный фактор здесь наверняка сыграл немаловажную роль. Особенно если принять во внимание отсутствие опыта у налоговиков в столь деликатной сфере, как непосредственное общение с тысячами частных собственников недвижимости.

Система администрирования подобных налогов складывается годами и зачастую очень болезненно. Владельцы облагаемых квадратных метров (для квартир — более 120 м2, для домов — более 250 м2), как правило, люди неглупые и состоятельные. Таких на мякине не проведешь, они без труда найдут ушлых адвокатов и запросто могут парализовать машину налоговзимания.

Судя по всему, казна всерьез и не рассчитывала на значительные поступления от налога на недвижимость. Поэтому вряд ли перенос сроков введения этого налога разбалансирует бюджетные сводки.

3. Амнистия предпринимателей-«недоимщиков»

В Налоговый кодекс внесена специальная норма, гласящая, что налоговые органы обязаны в 2012 году предоставить свидетельства об уплате единого налога тем предпринимателям, которым было отказано в таком получении из-за налогового долга, возникшего в феврале 2011 года.

Дело это довольно скандальное. Множество предпринимателей в 2012 году лишились права на применение упрощенного налогообложения именно по причине наличия налогового долга за февраль 2011 года. И недоимщиками они вовсе не являются. Так называемый налоговый долг у них возник исключительно по причине безалаберности государственных фискальных органов.

Когда с вступлением в силу Налогового кодекса начали действовать новые положения по единому налогу, госорганы не успели перестроить систему бюджетных счетов и в начале 2011 года продолжали распределять суммы «нового» единого налога по старинке. В результате часть единого налога уходила на счета Пенсионного фонда. Оттуда деньги уже не возвращались. Поэтому масса предпринимателей, заплативших единый налог строго по нормам Налогового кодекса, угодили в число «недоимщиков». На смехотворно копеечные суммы.

Налоговый долг в данном случае фиктивен. Люди заплатили все, что положено государству, а государство из-за бестолковости и нерасторопности своих функционеров «нарисовало» предпринимателям «недоимку» и на следующий год отказалось выдать абсолютно законопослушным гражданам свидетельства плательщика единого налога.

И лишь спустя полгода государство решило исправить свою ошибку и амнистировало «недоимщиков». Правда, совершенно не понятно, зачем для этого понадобилось принимать специальную поправку в Налоговый кодекс. Ведь данную проблему легко можно было решить на уровне исполнительной власти. Достаточно было лишь провести сверку между разными бюджетными счетами.

Но, видимо, нынешняя бюрократическая машина столь неповоротлива, что для разруливания простой, в общем-то, проблемы потребовалось вмешательство высшего законодательного органа. Посмотрим, как оперативно отреагирует на эту амнистию госналогслужба, об эффективности которой так велеречиво любит посудачить ее словоохотливый руководитель.

4. «Докодексные» убытки

Резонансная проблема убытков, понесенных до вступления в силу Налогового кодекса, в июньских изменениях этого документа тоже нашла свое место. Однако решение этой проблемы, вне всяких сомнений, нельзя назвать эффективным.

Напомним, что в результате двусмысленной формулировки одного из переходных положений кодекса налоговики отказали предприятиям в возможности уменьшить прибыль на суммы убытков, понесенных до первого квартала 2011 года. Поскольку речь идет об изрядных суммах, возникло много шумных судебных разбирательств. Судебная практика оказалась неоднозначной. Некоторые суды принимали решения в пользу налоговиков, некоторые — в пользу налогоплательщиков (что само по себе более чем красноречиво свидетельствует о «качестве» нормативного текста Налогового кодекса). Однако по результатам мониторинга судебных решений специалисты констатировали, что с большим отрывом в этой гонке побеждали налогоплательщики. Несмотря на то, что руководство ГНС гордо провозглашало о половине выигранных судебных споров.

Отдадим должное профильному комитету Верховной Рады, который в этом противостоянии встал на сторону налогоплательщиков и пояснил, что кодекс не содержит ограничений на признание «докодексных» убытков. Налоговики на это особого внимания, впрочем, не обратили.

Минфин публично признал проблему и пообещал исправить ситуацию путем внесением корректировок в кодекс.

И вот поправки приняты. Снята ли проблема? Боимся, что нет.

Вместо того, чтобы исправить одну неоднозначную формулировку кодекса, послужившую причиной стольких бед, законодатели полностью перекроили подход к признанию «старых» убытков, разделив налогоплательщиков на категории и предписав им признавать убытки по частям. При этом в описании нового механизма зачета из всей суммы «старых» убытков упомянули почему-то только убытки 2010 года.

Надо сказать, что новая схема выписана столь замысловато, что позволяет быть уверенным в появлении многих проблем, связанных с ее практической реализацией. Опыт подсказывает, что на подзаконном уровне налоговики «накрутят» таких алгоритмов расчетов, которые превратят признание убытков в семь кругов ада.

А самые интересные события, возможно, ожидают те предприятия, которым уже удалось в судебном порядке отстоять свое право на признание убытков. Как поведут себя налоговики, имея на руках обновленную систему зачета «старых» убытков, сказать трудно. Не пришлось бы судиться с ними заново.

Разумеется, широкомасштабная июньская коррекция налоговой реформы принесла с собой еще множество других новаций. Как позитивных, так и не очень. Учитывая сложившуюся систему принятия налоговых решений, сейчас однозначно, пожалуй, можно сказать только то, что в ближайшем будущем налогоплательщикам не стоит надеяться на установление в стране прозрачной и предсказуемой системы налогообложения.

Иван Чалый

Зеркало недели. Украина

Загружается, подождите...

Архивы

Июнь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен    
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930