Правительству — кредиты! Народу — тарифы!

%25D0%2591%25D0%25B5%25D0%25B7+%25D0%25B8%25D0%25BC%25D0%25B5%25D0%25BD%25D0%25B8 6 Правительству — кредиты! Народу — тарифы!

Сообщения о согласовании проекта Меморандума об экономической и финансовой политике (МЭФП) между Кабмином Украины и МВФ, в котором обещается поднять в этом году тарифы на газ на 30%, а на коммунальные услуги — на 62%, посеяло тихую панику в умах и без того запрессованных граждан. 
НКРЭ — аббревиатура, которую сегодня знает каждая бабушка — работает последнее время день и ночь, штампуя все новые и новые повышения.
В середине декабря были подняты тарифы на тепло для 160 теплогенерирующих предприятий по всей Украине, В частности в Киеве, на 35% (постановление НКРЭ от 14.12.2010, №1729). 13 января в стране выросли тарифы на электроэнергию — на 30% (постановление НКРЭ от 13.01.2011, №8). Не забудем, что еще 1 августа 2010-го стоимость газа для населения выросла на 50% (постановление НКРЭ от 13.07.2010, №812).
Вслед за «теплыми» потянулись и „холодные“ тарифы — почему нет, под шумок? 20 января НКРЭ подняла их для 39 „водоканалов“ — в Киеве, Львове, Хмельницком, Черкассах и далее по списку.
Учитывая, что никто из коммунальщиков или членов правительства не заявлял о достижении 100-процентного покрытия себестоимости ЖК-услуг, следует ожидать очередных повышений. В этой связи уместно рассмотреть три вопроса: нужно ли повышать тарифы вообще? Если да, то — насколько? И какими будут последствия?
Зачем повышать тарифы?
МВФ не дает на этот вопрос внятного ответа, а коммунальщики и министры в один голос говорят: мы несем колоссальные убытки из-за того, что тарифы не покрывают себестоимости услуг и… надо модернизировать отрасль. Закономерен вопрос: почему же до сих пор предприятия ЖКХ не обанкротились? Очевидно, потому, что, кроме платежей населения, они имеют другие источники доходов. Какие?
Согласно Закону „О жилищно-коммунальных услугах“, если тарифы ниже экономически обоснованных затрат на их производство, то орган, устанавливающий такой тариф должен компенсировать разницу. Ранее это была обязанность местного бюджета, теперь она автоматически перешла к НКРЭ. Последнее, очевидно, явилось полной неожиданностью и для Нацкомиссии, и для всего правительства.
Компенсация разницы в тарифах введена в закон вполне логично, поскольку ЖК-тарифы, по моему мнению, есть категория социально-экономическая, а не чисто финансовая. Невозможно утвердить какой угодно размер тарифа, поскольку потребитель не только не сможет его оплатить, но и не сможет прожить без воды и тепла. Производителю, в свою очередь, просто некому будет продать свою услугу. Именно поэтому в законе о ЖКУ установлен не один (экономическая обоснованность), а целых семь принципов формирования ЖК-тарифов: доступность услуг (в смысле оплаты), прозрачность структуры и составляющих тарифов, открытость при их формировании, соответствие цены качеству и количеству услуг, гарантии социальной защиты и, главное, опережающий рост доходов населения над ростом тарифов.
Понятно, что вопрос к правительству Н.Азарова или к тому же МВФ о соблюдении этих принципов носит чисто риторический характер. Как они будут „разруливать“ проблему компенсации разницы тарифов и себестоимости — это их дело. Старый механизм худо-бедно работал: или правительство посылало субвенции на места (особенно перед выборами), или в местном бюджете были деньги, как в Киеве. Пока не…
Пришел Космос
Это — показательный случай, который требует отдельного рассмотрения. Оказалось, что упомянутую разницу можно и не покрывать! В этом случае „Киевэнерго“ перестает платить за газ, НАК „Нафтогаз Украины“ прикручивает вентиль, температура теплоносителя на ТЭЦ-5 и 6, естественно, падает. Правда, совсем заморозить систему правительство не дает — киевский вариант Алчевска обойдется госбюджету неизмеримо дороже. Но главное, что после неоднократных „прикруток“ руководству города ничего за это не было. Население немного померзло, но, что интересно, продолжая исправно платить. В 2010-м, например, киевляне оплатили 99,3% начисленных сумм!
Всем остальным тоже хорошо: Черновецкий заставил предыдущее правительство с собой считаться, подписать меморандум о неотключении газа; „Киевэнерго“ сэкономило, когда снижало температуру теплоносителя, а новое правительство дало команду рассчитаться с „Нафтогазом“. Киев в который раз взял кредиты и отдал в 2010-м „Киевэнерго“ 1,9 млрд. грн., при этом оставив у себя 157 млн. грн. чистой прибыли.
Как город при полупустом бюджете будет возвращать кредиты — никого не волнует (будет другое правительство или другая КГГА). А вот лакомая собственность в столице осталась — почему бы не забрать ее за долги?
Итак, коммунальщики за свои прохладные услуги рано или поздно, но получают сполна, даже с некоторой переплатой, потому как в тариф никогда не закладывается уровень оплаты 100% — максимум 95% а то и ниже.
Что касается „модернизации отрасли“, то это — словеса. Для обновления основных фондов нужны очень крупные капиталовложения (из госбюджета или инвестиции). Даже многократное повышение тарифов дать их не может — в принципе. Для обновления только теплосетей и только в Киеве требуется 3 млрд. грн. — это равно ежемесячным начислениям за ЖКУ по всей Украине!
В свое время в Великобритании правительство скупило около 100 частных „водоканалов“ страны, свело их в одну государственную компанию, много лет обновляло фонды, сделало предприятие прибыльным и только потом стало по частям его продавать. Это к примеру.
Кому от повышения хорошо
Если кому и нужны повышения тарифов, то только самим коммунальщикам. Здесь я ни для кого не открою секрет, если скажу, что коммунальные по назначению предприятия перестали быть коммунальными по собственности, т.е. принадлежать городским общинам. В столице до прихода Черновецкого городской общине принадлежало 12,73% акций „Киевэнерго“, 50% + 1 акция — государству, а вот остальными владели две кипрские компании (отдельное спасибо Александру Александровичу).
Понятно, что при таком раскладе в корне меняются приоритеты — не обеспечение горожан теплом, а получение максимальной прибыли. Причем без всякой модернизации, установки счетчиков (давно закупленных на кредит Всемирного банка) и прочих ненужных вещей, — тупым, но практичным поднятием тарифов.
Но почему тогда первое, что попытался сделать Черновецкий, став мэром, это — разогнать образованный его предшественником „Киевэнергохолдинг“? Напомню, что в него вошли „Киевводоканал“, „Киевгаз“ и „Киевэнерго“, производящие услуги, и две упомянутые кипрские компании, которые ничего не производили, но имели около 40% дохода. Поднялись ли ЖК-услуги на новый уровень с приходом „кипрского капитала“? Не смешите народ: холдинг оказался насосом для откачки денег из карманов киевлян и бюджета! И это так Черновецкий захотел добиться справедливости?
На одном из „Шустер-шоу“ в 2006-м бойкий секретарь Киевсовета нахально бросал в лицо бывшему грозному хозяину города обвинения в пропаже имущества столицы. Однако угрозы в адрес „Киевэнергохолдинга“ прекратились вскоре после того, как будущий кандидат в президенты Украины Александр Пабат во главе „Гражданского актива Киева“ образовал в Киевсовете большинство (разумеется, конструктивное) с блоком ЛЧ. Секрет прост: спонсорами „Актива“ и хозяевами „Холдинга“ были одни и те же люди с редкими для киприотов фамилиями — Иванов и Хмельницкий. Поэтому тема «возврата „Киевэнерго“ ушла, а на смену ей пришло памятное всем киевлянам повышение тарифов в 3,4 раза. Такой себе „чейндж“ — тебе большинство, нам — тарифы.
Теперь, надеюсь понятно, что в наших украинских реалиях вопрос тарифов неразрывно связан с вопросами собственности.
В чьих руках киевские тарифы
Какова сегодня судьба „Киевэнерго“ и остальных коммунальных предприятий? Во времена большинства БЛЧ и ГАКа из города „ушли“ не только земля и недвижимость, но и лучшие предприятия, в том числе 12,73% акций „Киевэнерго“. С назначением на столицу Александра Попова тема „возвращения украденного“ закономерно актуализировалась снова. Однако при резких заявлениях и более или менее законном возврате „Киевгорстроя“, „Киевводоканала“ и „Киевгаза“ в собственность города Александр Павлович был очень осторожен в высказываниях о „Киевэнерго“. В интервью УБР 25 октября 2010 г. тогда еще вице-мэр сказал: „Что касается „Киевэнерго“, то это акционерное общество, город имеет там только 12% своих активов“.
Такая „непоследовательность“, несмотря на красивые слова о концессии, выглядит странно. Ранее КГГА имела в управлении госпакет, который вместе с собственными акциями обеспечивал ей контроль над деятельностью и, главное, тарифами этого монстра. Следует помнить, что в 1998 году при преобразовании государственной АЭК „Киевэнерго“ в АЭК „Киевэнерго“ (чувствуете разницу?) отцы столицы и руководство „старой“ компании (где были только ТЭЦ-5 и 6), загнали туда „главного отопителя“ города — „Киевжилтеплокоммунэнерго“, собственно все котельные столицы. Единственное уцелевшее предприятие — „УкрКанПауэр“ (впоследствии „Дартеплоцентраль“, теперь ЗАО „Экостандарт“), сохранилось только потому, что там была доля иностранного капитала.
Поэтому на месте А.Попова, если бы он действовал в интересах киевлян, логично было добиваться не только возврата украденных акций, но и управления госпакетом — полного контроля над „Киевэнерго“. Далее речь могла бы идти о демонополизации предприятия как образования совершенно искусственного, с целью создания конкуренции между компаниями, управляющими ее отдельными частями. Достаточно сказать, что даже сейчас город разбит на девять районов тепловых сетей, а каждая из 200 наличных котельных вообще работает автономно (насколько я понимаю).
Однако сегодня это — из области фантастики, потому что из уст руководства города вопрос возврата „Киевэнерго“ даже не звучит, он плавно перешел в вопрос… отдачи. В концессию. Такой оборот дела объясняется очень просто: сегодня „кипрский“ пакет акций оказался в руках Р.Ахметова. Для чего, спрашивается, он спонсировал партию, поставившую А.Попова на столицу, если „Киевэнерго“ вернется в собственность Киева?
Экономически обоснованный уровень
Чтобы там ни говорили министры, собственники и директора, а вопрос „Каков экономически обоснованный уровень тарифа?“ просто некорректен. Потому как само понятие не определено: что включать в тариф, какие составляющие, в каком соотношении и т.д., и т.п. Раз не определено, то — произвольно. Сегодня каждый хозяин закладывает в тариф все валовые затраты, поэтому в открытом доступе нельзя обнаружить ни одной внятной калькуляции тарифа. Все, кроме газа, зарплаты и налогов, прячется в статью „другие расходы“ или „упаковывается“ в коммерческую тайну, хотя предприятие-то — якобы народное!
Подтверждением того, что в „экономически обоснованный уровень“ закладывается все в меру потребности и жадности, приведем диаграммы уровня тарифов в городах Украины на 1.01.2011 года (http://www.minregionbud.gov.ua/file/link/76932/file/Informatsija_pro_taryfy.xls).
Во-первых, невозможно понять, почему при одинаковой стоимости газа — а она составляет от 60% до 70% цены гигакалории, — тарифы отличаются в 2—2,5 раза (рис. 1)? Во-вторых, несмотря на то что в Киеве гигакалория чуть ли не самая дешевая, стоимость горячей воды меньше или почти такая же как в Запорожье, Николаеве, Полтаве, Ривном, Сумах, Харькове, Черкассах и Чернигове (рис. 2). Хотя там тепло дороже! Аналогичная ситуация, в пересчете на сезонный тариф, и с отоплением (рис. 3). Почему, в-третьих, стоимость отопления в Симферополе и Севастополе отличается более чем в два раза, а цены тепловой энергии отличаются мало?
Таких «непоняток» масса, и свидетельствуют они только об одном: нет единого, закрепленного нормативно, алгоритма расчета тарифа. А без этого, повторюсь, вопрос об экономической обоснованности — теряет смысл. Если президент Виктор Янукович, говорил, что надо ввести одинаковые тарифы во всех регионах в смысле единого нормативного тарифа, то он прав. Если же его министры по ЖКХ считают, что можно ввести одинаковый тариф на воду по всей стране, то это глупость: в Крымском канале каждую секунду теряется 6 кубометров воды, поэтому на полуострове вода никак не может стоить столько же, сколько в Черкассах или Запорожье. В этом случае надо вводить государственные программы компенсаций, но — как исключение, а не как правило.
Последствия
Правильно ли поступает Кабинет министров и стоящая за его спиной администрация президента Украины, выменивая кредиты у МВФ на тарифы для населения, станет ясно очень скоро — народ уже платит по новым циферкам. Точная статистика за февраль появится в конце марта. Она и покажет: адекватны ли новые тарифы объемам украинских кошельков? Пока гром не грянул, но вдали — грохочет. Если в ноябре
2010-го населению было начислено 3 млрд. грн. за ЖКУ, и уровень оплаты был 90%, то в январе
2011-го начисления подскочили на 50%(!) — до 4,5 млрд. грн., а уровень оплаты упал до 84%. При этом суммарный долг населения последние три месяца постоянно растет — соответственно на 2,3%, 5,5%, 6,3%. Сейчас он перевалил за 12 млрд. грн., чего до сих пор никогда не было. Мне, лично, это очень не нравится.
Александр Сергиенко
Загружается, подождите...

Архивы

Июнь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен    
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930