Зачем малому бизнесу упрощенное налогообложение

%25D0%2591%25D0%25B5%25D0%25B7+%25D0%25B8%25D0%25BC%25D0%25B5%25D0%25BD%25D0%25B8 4 Зачем малому бизнесу упрощенное налогообложение

Новый Налоговый кодекс показал, что декларируемые правительством преимущества эфемерные и неопределенные, а угрозы — вполне реальны.
Обещанная легкость администрирования превратилась в усложненный документооборот. Анонсированное снижение налогового бремени абсолютно не вяжется с запланированным увеличением поступлений в бюджет.
Не добавляет оптимизма расширение полномочий ГНАУ. Если малый бизнес это уже почувствовал, то у предприятий, работающих по общей системе налогообложения, все еще впереди.
Именно поэтому авторы кодекса так тщательно культивируют мифы о вреде упрощенной системы с целью лишить предпринимателей общественной поддержки.
Миф первый. «Упрощенцы» не хотят платить налоги, потому и противятся как переходу на общую систему, так и на ту упрощенную систему, которую предлагает правительство.
В действительности «упрощенцы» не противятся, а платят. Налоговая нагрузка малых предприятий составляет 6-10% от выручки плюс 36% и более начислений на фонд оплаты труда. По европейским нормам, это очень существенная нагрузку.
Это больше, чем платит крупный бизнес, для которого, судя по официальной отчетности, налоговая нагрузка составляет до 3% плюс единый социальный взнос.
Предприниматели делают выбор в пользу упрощенной системы, поскольку в этом случае они защищают себя от всяких необоснованных проверок налоговой.
При столь простой и прозрачной системе налогообложения и сравнительно небольших оборотах они для контроллеров просто неинтересны. Поэтому сознательный выбор большей налоговой нагрузки является платой предпринимателей за возможность спокойно работать.
Миф второй. Большинство малых предприятий создано для оптимизации налогов крупных предприятий. Следовательно, если количество частных предпринимателей и малых предприятий уменьшится, а это неоспоримый факт, то только за счет «оптимизаторов», и ничего плохого в этом нет. Наоборот, это только улучшит экономическую ситуацию.
Этим упреком государство подтвердило свое нежелание бороться с субъектами, которые существуют только для «налоговой оптимизации», поэтому решила просто искоренить все виды предпринимательской деятельности, которые даже теоретически могут быть с этим связаны.
При этом в Налоговый кодекс закладываются новые схемы «оптимизации», без участия предпринимателей. Поэтому сам принцип не изменится, просто будут действовать другие механизмы.
Уменьшение количества мелких операторов в большинстве отраслей снизит конкуренцию, монополизирует рынки и приведет к исчезновению дешевых товаров и услуг, падению стоимости рабочей силы, которая в избытке появится на рынке, и увеличению безработицы.
Если же вспомнить, что от результатов работы каждого частного предпринимателя зависит еще несколько человек — наемный персонал и члены их семей, то становится понятно, что это затронет миллионы людей и станет причиной роста социальной напряженности.
Миф третий. Налоговый кодекс прост в применении и направлен на постепенное снижение налоговой нагрузки и упрощение администрирования.
Это, мол, увидели все, кроме мелких предпринимателей, так как протестовали именно они. Подавляющая и более информированная часть бизнесменов и предпринимателей поддерживает Налоговый кодекс как основу для начала экономических реформ.
С этим трудно согласиться. Всего настораживает неоднозначность основных понятий и определений кодекса, вступление в силу без переходного периода принципиально иного метода начисления налогов, возврат в налогообложение понятия себестоимости, увеличение количества групп основных средств и нематериальных активов.
Не произошло декларируемого слияния налогового и бухгалтерского учетов, т.е. существенно усложнилось ведение отчетности предприятий. Понятно, что в итоге выросли затраты предприятий на профильные подразделения. Количество заполняемых форм и их частота увеличилось, что также усиливает финансовое давление на бизнес.
Можно уверенно говорить о будущих штрафах, поскольку многие нормы неоднозначны, а разъяснений теперь налоговики не дают.
Отсутствие протестов со стороны крупных игроков объясняется скорее их большей адаптированность к общей системе налогообложения, существенными возможностями по защите своего бизнеса и большим запасом прочности. К тому же, для них основные сложности начнутся после 1 апреля, поэтому их реакция еще впереди.
Миф четвертый. Налоговый кодекс, как и было обещано, предусматривает налоговые каникулы, которые позволят высвободить дополнительные средства для развития бизнеса.
Даже без расчетов видно, что предприятиям гораздо выгоднее платить налог на прибыль — 25% с перспективой уменьшения, чем увеличивать фонд оплаты труда до двух минимальных зарплат, с которых платится единый социальный взнос — 36% и более.
Следовательно, такая льгота вряд ли будет востребована, кроме случая, когда величина единого взноса уменьшится до экономически обоснованного уровня или хотя бы до 25%, как предполагалось год назад.
И еще несколько слов в пользу упрощенной системы налогообложения. Авторы Налогового кодекса часто упрекают предпринимателей тем, что в развитых странах вообще нет такой системы. При этом не упоминается, что там также нет такого уровня коррупции и произвола контролирующих органов.
Очевидно, что реформаторы забыли историю создания упрощенной системы. И уж совсем не упоминается, что общая система в других странах по критериям простоты и прозрачности администрирования, отсутствия прессинга со стороны налоговых органов и двойного налогообложения гораздо ближе к украинской упрощенной системе.
Также следует обратить внимание, что упрощенная система жизненно необходима для предпринимателей, предоставляющих интеллектуальные услуги. Расходная часть таких услуг, которую можно было бы подтвердить стандартными бухгалтерскими документами, крайне мала, а львиную долю составляют затраты интеллектуального труда.
В себестоимость услуги не входит время, затраченное на подготовку лекций и договоров, самостоятельное повышение квалификации. Поэтому при налогообложении по общей системе для них налог на прибыль превратится в налог с оборота. Следовательно, такие специалисты либо уйдут в тень, либо изменят страну, которой надо платить налоги.
Также упрощенная система налогообложения единственно возможна для тех видов деятельности, которые невозможно проконтролировать, какие бы средства регистрации не вводились, и затраты на контроль превысят эффект от такого контроля.
Малый и средний бизнес, работая на общей системе налогообложения, не может конкурировать с крупным бизнесом по следующим причинам.
1. Малый бизнес как более рисковый в Украине традиционно развивается за счет собственных средств, а при увеличении налоговой нагрузки шансы взять кредит и его обслуживать довольно невысокие.
2. Малый и средний бизнес не может обеспечить высокий уровень зарплат, а значит, вынужден платить все начисления на фонд оплаты труда, в отличие от высокооплачиваемых менеджеров крупных компаний, которые платят из сумм, больших 14 115 гривен, только 17% налога с доходов физлиц.
3. Дивиденды предпринимателя не признаются и облагаются сборами как зарплата по ставке 34,7% единого социального взноса и 15-17% налога с доходов физлиц вместо 25% и меньше налога на прибыль плюс 5% налога на дивиденды.
4. При неурегулированности документооборота с физлицами предприятия уже сегодня отказываются с ними работать, а после 1 апреля, когда расходы по физлицами не будут учитываться в валовых расходах, то консалтинг, для которого основным заказчиком является юридическое лицо, становится потенциальным клиентом биржи труда.
5. Малому предприятию сложнее противостоять проверкам, поскольку мало кто может позволить себе содержать юридический отдел или собственного лоббиста в парламенте.
Только создание оптимальной модели налогообложения может остановить массовое сокращение и бегство предпринимателей в тень, для чего сейчас есть все предпосылки.
Татьяна Павлюк
Загружается, подождите...

Архивы

Июнь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен    
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930