Политический подтекст реформ

%25D0%2591%25D0%25B5%25D0%25B7+%25D0%25B8%25D0%25BC%25D0%25B5%25D0%25BD%25D0%25B8 6 Политический подтекст реформ

 «Я бы в реформаторы пошел — пусть меня научат»! — Такой саркастический лозунг, перефразируя Самуила Маршака, можно было бы взять на вооружение реформаторскому окружению Януковича. По крайней мере, оно отражало бы подход, с которым относятся к своим реформ сами реформаторы.
Ведь в нынешней власти «реформами» не занимается только ленивый.
Азаров с Клюевым реформируют экономику, Тигипко с Надрагой реформируют социальную сферу, Табачник реформирует образование, Присяжнюк — сельское хозяйство. Пшонка и Могилев усиленно борются с коррупцией. Ну, а Янукович курирует осуществление реформ. Причем, как ни странно, в голове руководителя государства чуть ли не еженедельно «вызревают» все новые и новые реформы.
Ньюзмейкеры от власти уже насчитали более 20 «структурных реформ», которые то планируются, то воплощаются в жизнь. О «реформе» спикеры власти говорят почти постоянно, повторяя это слово чуть ли не в каждом предложении.
Казалось бы, почему вопросу реформ посвящено так много общих слов? И почему о них больше говорят, чем реально воплощают?
Ответ очевиден: просто никаких реформ в действительности не происходит.
Эрзац-реформы, а точнее разговоры о них — сплошная пиар-технология. Она направлена ​​на то, чтобы объяснить неудачи, ошибки и просчеты власти и предоставить обществу хоть какой-то ответ на сакраментальный вопрос: почему «улучшение жизни» не наступает уже больше года?
Очевидно, что реформы стране нужны и даже необходимы.
По оценкам специалистов, основные фонды промышленных предприятий устарели на 80%. Требуют модернизации газотранспортная система, «Укрзализныця», телекоммуникационные сети. В большинстве крупных городов до предела изношена инфраструктура. Лишь несколько трасс соответствуют европейским автодорожным стандартам.
Однако, для того чтобы изменить эту ситуацию, нужно проводить настоящие реформы. А не подменять их громкими словами и половинчатыми мерами. Реформы требуют политического мужества и волевых поступков. А не пустых разговоров, которые больше напоминают оправдания за собственную неспособность не то что к реформированию, а просто к управлению страной.
Реформа — это введение изменений, сущностное изменяют общественных отношений, производственных механизмов или государственно-политическую систему. Учитывая это определение, ни одну из 21 «структурных реформ» Януковича нельзя назвать реформой по сути,   по ее содержанию.
Какие общественные отношения меняет административная реформа? Никаких, ведь не вводится ничего нового в системе государственного управления, реально не повышается контроль граждан за принятием важных решений, не повышается уровень публичности и открытости в работе государственных органов. Следовательно, действия Януковича в административной сфере не являются реформой. Их гораздо точнее можно описать понятиями «сокращения» и «кадровые перестановки» в президентском окружении.
Далее, социально-экономический блок реформ. Очевидно, что не является реформой простое повышение пенсионного возраста или жилищно-коммунальных тарифов — так же, как не является продовольственной реформой рост цен на гречиху.
Так, пенсионная реформа должна менять сами подходы и принципы пенсионного обеспечения. Однако пока у власти нет даже четкого видения, концепции пенсионной реформы. Есть старые наработки еще кучмовских времен, потуги к имитации общественного обсуждения с проведением парламентских слушаний. Да еще и разговоры о введении накопительной системы, которую пока никто не знает, как вводить.
То же касается жилищно-коммунальной реформы. Есть идея ввести пеню за неуплату коммунальных тарифов. Сами тарифы уже несколько раз существенно повышались. Однако целостного видения реформы ЖКХ, которая, очевидно, необходима с учетом изношенности коммуникаций и устарелости оборудования, нет. Зато общество кормят сплошными разговорами о том, что реформа якобы готовится где-то в недрах Кабмина.
Возьмем финансово-экономический блок реформ.
Является ли реформой налоговой системы принятие Налогового кодекса? Очевидно нет. Ведь кодекс только существенно расширяет права налоговиков относительно бизнеса, увеличивая возможности для административного давления. Вполне в стиле управления и видение финансовой политики представителями нынешней власти.
Однако Налоговый кодекс по сути не меняет отношениями между бизнесом и государством, не превращает их в партнеров, используя громкие формулировки провластных спикеров. Наконец, Налоговый кодекс не создает для бизнеса таких финансово-экономических условий, при которых налоги было бы платить выгодно, а бизнесмены бы четко осознавали, что заплатить налоги, а не уклоняться от них — это не только честно и законно, но и вполне экономически целесообразно.
Сейчас таких условий не создано. И ничего не указывает, что Налоговый кодекс будет пересматриваться в эту сторону.
Продолжая перечень эрзац-реформ, можно констатировать, что не является реформами установление президентского контроля над судебной властью.
Так же, как мало напоминает конституционную реформу полулегитимное возвращение к Основному закону 1996 года и создание Конституционной ассамблеи как органа, призванного не разрабатывать текст новой Конституции, а служить оправданием перед Венецианской комиссией для властьимущих.
Наконец, можно дать пиарщикам Януковича один совет.
Преследования оппозиционеров, давление на правозащитников и гражданское общество, а также произвол милиции — тоже можно отнести к реформам! И назвать это все реформой прав человека.
В нынешних условиях, когда власть взяла за правило двойные стандарты в информационной политике и уже привыкла говорить на черное «белое», введение термина «реформа прав человека» в словарь публичных адвокатов Януковича выглядело бы весьма остроумно.
Не хочется сглазить, но реформы Януковича вполне могут закончиться так же, как реформы Столыпина в России в начале прошлого века. Ведь тогда тоже были попытки что-то изменить в политически и социально-экономически отсталой стране.
Однако реформы Столыпина так и не привели к изменению сущностных отношений в обществе, не коснулись экономических и политических основ, наконец, лишь усилив социальное недовольство монархией Романовых.
Нынешние реформы в Украине также не касаются политических и экономических основ. Поэтому они лишь усиливают разочарование людей во власти, постепенно повышая градус социального напряжения.
Однако власти, похоже, не сильно обращают внимание ни на качество реформ, ни на реакцию на них общества. Ведь основная, если не единственная задача этих реформ — очковтирательство, создание информационного фона. Фона, на котором власть могла бы чувствовать себя в искусственно созданном, виртуальном покое, продолжая работать на себя, обслуживая свои или олигархические интересы. И несмотря на потребности страны и общества.
Однако реформы как пиар-технология все больше начинают вызывать отвращение у активной части граждан.
За разговорами о росте ВВП или виртуальном подъеме экономики невозможно скрыть вполне реальное ухудшение жизни, с которым сталкивается в обыденной жизни почти каждый человек.
И когда количество граждан, для которых политический подтекст реформ очевиден, станет критическим, виртуальный реформаторский замок может рухнуть в один день.
Если, конечно, власть не начнет настоящие реформы вместо поверхностных мер под громким информационным сопровождением.
Однако верится в это с каждым днем ​​все меньше…
Алексей Красноперов
Загружается, подождите...

Архивы

Сентябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930